Впечатлительные книги

Итак, что впечатлило в последнее время, давненько и совсем уж в тёмные для моей биографии времена. Правила библиографического описания соблюдать не буду - на работе надоело. А свои соображения стану добавлять по мере того, как они будут приходить в голову.

Эмиль Золя. Деньги. Данный роман входит в 20-томный цикл романов "Ругон - Маккары", в котором автор изображает жизнь этой семьи, детально и ярко прорисовывая характеры своих персонажей. С такой же точностью изображается писателем и эпоха правления Наполеона III. с почти научной объективностью Золя рисует социальную и политическую картину того времени. Читая роман, чётко и ясно представляешь героев, их характеры, общество, в котором они живут. При этом стиль писателя позволяет создать своё собственное мнение о персонажах.
Роман "Деньги" поражает прежде всего тем, как автор описывает власть денег над обществом, как деньги влияют на человеческие судьбы, как они "ломают" самого человека.
В романе представлена та сфера жизни Франции XIX века, которая насквозь пропитана запахом денег - мир банков, финансовой биржи и денежных спекуляций. Стремление к наживе, большим деньгам и азарт главного героя Саккара заражает всех, кто находится рядом с ним. Его идея создания Всемирного банка для господства над всеми приводит к краху многих людей. Поскольку автор сам неоднозначно относится к деньгам, он и не позиционирует их как абсолютное добро или зло. Деньги могут сделать много добра, но могут и породить в человеке алчность, эгоизм, чувство безнаказаности.
 Интересные персонажи и актуальный во все времена сюжет "деньги - человек" делают роман Эмиля Золя поучительным и для современного читателя.



Маркус Зусак. Книжный вор. Это книга о войне, о дружбе, о детстве - и совсем не об этом. Она о людях. о тех маленьких пока ещё немецких детях, которые тоже страдали от войны и не понимали происходящего. И немецкие девчонки так же разбивали коленки, воровали еду и боялись бомбёжек.Эта книга о том, что все люди равны, но вот взрослые почему-то об этом забывают, и тогда ради амбиций одного человека гибнут миллионы. Только детям это не важно, они подкармливают хлебом евреев, потому что евреи - это такие же люди, а детской душе неизвестно слово "геноцид". И всё это - на фоне книг.
 На протяжении повествования героиня, как с людьми,  знакомится с книгами, которые становятся её друзьями, спасают и оказывают мощное влияние на взросление девочки. Причем, подборка произведений в книге, как мне кажется, приведена весьма нетривиальная и даже неожиданная.
 Эта книга гораздо глубже, чем можно передать словами, и довольно спорна в жанровом и этическом аспекте. Это не призыв пересматривать события тех лет, это не политика и даже не война.Это просто жизнь обычного ребёнка, попавшего в водоворот совсем не детских событий и потерь. Это разбившийся советский лётчик, это еврей, спрятавшийся в подвале родного дома, это лучший друг и родные, которые не смогли стать близкими. самое странное, что повествование в книге ведётся от лица смерти, и это совершенно не пугает, а просто даёт понять читателю, что там, где война, смерть - на месте, она всегда стоит рядом с героями.


Элис Сиболд. Милые кости. Книга о жизни после смерти и об изломанных смертью живых. И о том, как сложно по-настоящему похоронить воспоминания о погибших родных. Она жестока и полна сильных переживаний. Это своеобразный детектив, где читатель с самого начала знает, кто убийца, а родные убитой маньяком девочки пытаются выяснить правду на протяжении всей книги.
  Глубокие переживания героев переданы настолько детально и ярко, что становится не посебе. И до последней страницы остаётся смешанное ощущение брезгливой жалости, отвращения и сопереживания. ты понимаешь каждого из этих людей. которых одна трагедия превращает в чужих, а другая, напротив, помогает найти друг друга.
Это книга о трудном пути. на котором живые учатся отпускать мёртвых, а мёртвые - живых,. И здесь читатель не просто узнаёт, насколько различные пути могут выбирать люди, перед ним встаёт вопрос: кто же прав? Тот, кто посвящает себя памяти, или тот, кто "сбегает" в другую жизнь? И ответа на этот вопрос в книге нет. "Милые кости" - книга-монолог, она словно ставит преграду между  героями и читателем, превращая его в наблюдателя. остаётся странное ощущение, будто читателя "не впускают" в книгу. Больше того, до самого конца у читателя остаётся впечатление, что зло не будет наказано. Но так это или нет, я не скажу. Читайте сами!

Джозефина Тэй. Дочь времени. Исторический детектив. Где-то даже интеллектуальный. Главный герой - детектив Алан Грант - рассматривает портрет Ричарда III  и начинает подозревать, что человек с таким лицом никак не мог быть убийцей детей. Ну и, понятно, начинает своё собственное расследование этой давней и чрезвычайно запутанной истории. В результате оного Грант приходит к выводу, что Томас Мор, написавший каноническую историю жизни Ричарда, был бессовестным лгуном; что Ричард был приличным человеком и очень неплохим монархом, никоим образом не причастным к исчезновению принцев; что вся  наука история, между нами говоря, вообще очень условна, да и вовсе никакая не наука.
Илья Гилилов. Игра об Уильяме Шекспире. Странная книга. С одной стороны - спорная гипотеза, с другой - почему-то убеждает. Наверное, потому, что мне очень симпатичен Артур Рэтленд. В общем, его кандидатура на роль истинного автора "Кориолана", "Макбета" и т.д. меня устраивает (хотя Кристофер Марло устраивает всё же больше), а книга Гилилова бесконечно увлекательна.
Пелэм Гренвилл Вудхауз. Всё. В смысле, впечатляет вообще всё, что он написал. Ни разу не разочаровалась.  И не говорите мне про его профашистские радиовыступления!!! Мне всё равно. Я точно знаю, что писателей, равных Вудхаузу в смысле литературного мастерства, нет! Поэтому пусть говорит, что хочет.
Анатолий Гладилин. Тень всадника. Поверьте, никто не уважает Сен-Жюста больше, чем я. И, по правде сказать, эта окрошка из эпох и событий впечатлила меня со знаком минус. Нет, я не против авторского взгляда на перевоплощение личности как принципа. Но то, на что хватило его  фантазии, - для Флореля как-то мелко. Всего-то навсего американский историк и бывший разведчик - итог деятельности человека, придумавшего госбезопасность (я уже не говорю об остальном)?! Воля ваша, но слабо, слабо... Да и Жозефина Богарне в качестве его подруги не выдерживает никакой критики - тупенькая женщинка с интеллектом мещанки и кругозором лемура. Господь всемогущий,  что она могла значить для Архангела Смерти?!
Ирина Головкина (Римская-Корсакова). Побеждённые. Весьма объёмистая книга повествует о многотрудной жизни утончённых, воспитанных и благородных представителей русской аристократии (ещё оставшихся в живых) в  советском Ленинграде конца 20-х. Впечатлила меня, собственно, сама автор, во многом ставшая прообразом героини романа - Ксении Всеволодовны Бологовской-Дашковой, или просто Аси. Ирина Римская-Корсакова - представитель древнего дворянского рода, давшего нам и знаменитого композитора. Чувствуется, что она искренне хотела отразить все достоинства своего класса - в  книге его представители галантны, образованы, их офицерская выправка безупречна, они изящно танцуют и блестяще музицируют, произносят задушевные речи о беззаветном служении Родине. И, разумеется, всем этим сильно выделяются из толпы "победивших хамов". За что и страдают. Всё так, вот только есть здесь, что называется, моменты.Образец аристократизма Наталья Павловна Бологовская строго отчитывает свою внучку Асю за её предполагаемое согласие сходить в кино с однокурсником по музыкальному училищу - мальчиком-евреем. Причём делает это, намеренно повышая голос, чтобы мальчик услышал, что именно думают приличные люди дворянского происхождения о его национальности. Сама Ася, милое, трогательное, добрейшее существо, с трудом способна переварить пришедшую к ней мысль о том, что рабочие, возможно, тоже могут любить своих детей так же, как они - аристократы. Она, оказывается, всю жизнь думала, что на такие тонкие чувства способно только высшее сословие. Князь Олег Дашков, скрывающийся от ГПУ под чужой фамилией, прямо-таки икона офицерского благородства, получает место переводчика в порту благодаря еврею - мужу своей любовницы Марины, разумеется, тоже благороднейшей, высокоморальной дворянки, вышедшей замуж за благополучного советского начальника исключительно по экономическим соображениям. Благодарность? Господь с вами! Что с того, что этот человек ради любимой жены ставит себя под удар, укрывая Дашкова и обеспечивая ему не особенно тяжёлый заработок? То, как КНЯЗЬ разговаривает со своим спасителем, честно говоря, повергло меня в состояние ступора...  И к концу повествования я осознала, что мои представления о воспитании и благородстве нашего дворянства были сильно преувеличены.
Евгения Гинзбург. Крутой маршрут. После прочтения сразу вспомнилась история об Анне Ахматовой. Когда она в заснеженном Ленинграде в очередной  раз стояла в очереди у тюрьмы, чтобы сделать передачу сыну, одна из "очередниц" узнала её. Женщина подошла к Анне Андреевне и спросила: "А ЭТО Вы можете описать?"  "Могу," - ответила поэтесса. И сочинила "Реквием". А вот у Гинзбург, увы, не получилось. Художественных достоинств опуса касаться не буду по причине их отсутствия,  идейная составляющая хромает на обе ноги, потому как героиня, на протяжение всех 10 лет срока весьма удачно устраивающаяся медсестрой (не имея медицинского образования!) в относительно сытных и тёплых местах, впечатления мученицы и жертвы режима как-то не производит. Понятно, что в своё время прокатило на волне интереса к теме репрессий, тюрем, лагерей и прочих ужасов. Но - не тот уровень литературы. Совсем не тот.
Михаил Морозов. Шекспир. Михаил Михайлович Морозов - это тот самый Мика Морозов с портрета В.Серова. Наследник сразу двух богатейших фамилий России - Морозовых и Мамонтовых - он непостижимым образом оказался вне зоны внимания ЧК, НКВД и т.д. Получив филологическое образование в Великобритании, Мика вернулся в уже советскую Россию, поучился ещё и здесь, после чего принялся спокойнейшим образом преподавать в МГУ. Стал крупным учёным, основателем советской школы шекспироведения. Данный его труд издан в 1956 году уже после смерти автора (1952), в серии "Жизнь замечательных людей".  Работа добротная, но в общем обычная, без сенсаций. Зная мой интерес к личности Шекспира, многие мне рекомендовали к прочтению 23-ю главу данного издания, которая называется "Вопрос об авторстве". Я прочла (как и всю книгу, разумеется). Сегодня, когда только ленивый не приписывает авторство "Гамлета", "Макбета" иже с ними кому ни попадя (вплоть до королевы Елизаветы), но только не самому актёру и совладельцу "Глобуса", заявления Морозова звучат чрезвычайно оригинально и смело. А он удивляется, почему, собственно, мы отказываем в гениальности человеку, о котором так мало знаем, и сразу бросаемся на поиски каких-то мифических "подлинных" авторов? Воля ваша, но что-то в этом подходе есть...
Евгений Ельчин. Сталинский нос. Эмигрант Е.Ельчин написал детскую книгу о репрессиях. Относиться к данному опусу можно, конечно, по-разному. Истории, как и люди, в те времена случались разные, возможно, имела место быть и такая, как в книге - арест отца мальчика, травля в школе, вербовка 10-летнего ребёнка чекистами... Знаете, я даже согласна на оживший нос Сталина и на то, что тот
самый 10-летний ребёнок хорошо знает сие бессмертное творение великого Гоголя. Но вот на то, что всё это должно быть написано настолько плохо - не согласна! Автор - откровенно слабый литератор с весьма бедным образным рядом за душой. Наверное, поэтому повесть вызвала неприятные ощущения. Неприятные потому, что героя повести господина Ельчина Сашу совершенно не жаль, а это - плохо.
 Аноним. Канал Москвы. Фанаты данного произведения долгое время сильно подозревали, что за Анонимом скрывается Борис Акунин. Но не так давно автор рассекретился и оказался Романом Канушкиным, мастером фантастических страшилок. Книга, без сомнения, производит впечатление. Легко узнаются локации и персонажи из мировых шедевров, например Сестра и ее заколдованный мир - абсолютно прозрачная калька с толкиеновской Галадриэль и ее леса, сцена раздачи подарков гребцам прямо списана у профессора.
Сюжет романа разворачивается в мире  будущего - произошла некая катастрофа, и Землю окутал странный и страшный туман, в котором водятся жуткие сущности (привет С.Кингу). Пригодной для жизни осталась лишь узкая полоса вдоль канала Москва-Волга, где расположены Дубна, Дмитров и небольшие поселки, люди давно лишились множества привычных нам вещей. К примеру, одна из героинь, суровая боеспособная девица  с чудным именем Раз Два Сникерс как драгоценную реликвию хранит фантик от шоколадки, запах (не вкус!) которой запомнился ей с детства. По каналу снуют на лодках купцы с товаром и контрабандисты. И тех и других возят бригады гребцов, потому как моторки есть только у полиции. Таинственные гиды (даже и не совсем люди) сопровождают нужных людей в разные таинственные места с помощью скремлинов (не совсем животных). Главный герой  - юноша Федор отправляется с гидом Хардовым и гребцами в неведомую Москву сопровождать девушку Еву (совсем не человека). Много страшных событий, интересных локаций - и все они что-то напоминают. Главная интрига - сущность Федора, который тоже оказывается совсем не тем, чем думал сам.
Надо сказать, автору удалось создать атмосферу, а значит, и особый мир Канала - со статуей Ленина и разрушенной статуей Сталина, которая, тем не менее, в особых случаях появляется и играет свою зловещую роль, как и сам Сталин; с могущественными гидами заключающими "пакт о ненападении" с Туманом, и множеством весьма любопытных персонажей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий